Крестоцветная
У меня была анорексия. Никто мне её не диагностировал, а я постараюсь больше никому в этом признаться. Но она была. Я хочу в этом признаться, я хочу этот повод для гордости и жалости, я хочу к ней вернуться- смертельно.
Я ела меньше 1200 ккал в день. У меня не было весов, поэтому для подстраховки я старалась остановиться на 800 или вроде того. Мне не хотелось вредностей. Я сформировала образ пики и скини. Он всё ещё со мной. В то время я думала только о еде, о ней же думаю и сейчас, но тогда я ещё её не поглощала ТАК. У меня была постоянная слабость, даже сразу после приёма пищи, идя по коридору я чувствовала, как тяжело мне поднимать ноги. У меня темнело в глазах, когда я вставала и мне почти не хотелось есть по-настоящему. 12 бэби-морковок (40 ккал) или чашку йогурта (140 ккал), я считала срывом и компульсивом.
Я никогда не была похожа на ходячий скелет, потому что анорексия вовсе не в этом. Моё тело не кзалось мне идеальным, хотя я и не была больше толстой.
Я была сильной и красивой. Я дошла до 53 (118 фунтов), но никогда дальше. Я сломалась один раз и до сего дня катилась под откос. Господи, я устала! Родители говорят, как хорошо, что у меня наконец появились щёчки. Я больше не включаю скайп.
В этот раз я хочу остановиться на 125 фунтах. И ни одним меньше, пока не вернусь домой хотя бы. Но вообще-то тот вес был для меня вполне приемлимым. Я казалась себе красивой, меряя шмотки S в молле. Это было окей. Теперь надо также.
Времени полно, так давай, вернись же к этому, несчастная ты неудачница!
Что я сделала такого, что тебе понадобилось уйти? Ана, пожалуйста... Я же так не смогу всегда...